История моего знакомого воевавшего в афгане

Почему в Афганистане никогда не будет мира

За 9 лет, 1 месяц и 18 дней войны наши потери в Афганистане составили 14 человека. Война в Афганистане. История вопроса. СССР и Афганистан. История отношений: от революции Октябрьской до . Рассказывают, что жены воевавших в Афганистане офицеров Поэтому у каждого, не знаю, может, это мое мнение, было предназначение — война. Это один из знакомых моего старого друга, воевавший в Афганистане и рассказавший описанную в первой главе историю (немного переработанную .

Не зарься на чужую славу и тельняшку. Молодость и желание вырваться из нервного ужаса, часто брала верх над патриотическими чувствами и горечью потерь. После тяжёлого боя, даже рядом с трупами убитых сослуживцев по роте, можно было услышать весёлые анекдоты и смех.

Знамён над убитыми товарищами не склоняли и речи пламенные с клятвами отмщения не произносили. После первого своего убитого врага никого не тошнило и не рвало. Трупы душман мы не хоронили, они валялись там, где им вбили пулю. Вот карманы мы им прошаривали, и часы снимали, и оружие забирали. Все наши солдатские настроения можно было охарактеризовать одной незамысловатой песней, которая в то время пелась нами для поднятия собственного морального духа: За плечами РД, в нём боеприпасы.

Кружка ложка и нож, котелок в запасе, А службу тащим мы, друзья, в Афганистане, И поэтому мы мародёрами стали. Вот раздался приказ, прочесать деревню, Что, зачем и к чему, поняли мгновенно. Вот впереди душман бежит, в руках ружьишко, Стрельнул я по нему, душману крышка.

Скоро дембель придёт, дембелями станем, Кончим службу свою в Афганистане. Мы будем водку пить и баб ласкать в Союзе, А армейскую жизнь завяжем в узел. Последние две строчки каждого куплета пелись два раза. В руках у душманов было далеко не ружьишко, в их распоряжении было первоклассное наше и американское оружие.

Автоматы Калашникова, часто проданные советскими барыгами прапорщиками и офицерами предателями, великолепные и мощные винтовки БУР, миномёты, гранатомёты, пулемёты, в том числе и крупнокалиберные ДШК, чехословацкие мины вот вам и братская социалистическая республика. Много было китайского оружия, выпущенного по советским лицензиям афганцы его не любили, считали полным барахлом и американского оружия.

Песенка эта была запрещена к пению, но мы пели. Кто написал именно эту песню, я не знаю. Другие стихи в этой книге написаны мной, уже после Афгана.

МИГи и вертушки горели и подбивались духами. Когда полк был не на боевых, каждая рота, время от времени стояла сзади части на боевом дежурстве. Машины были выстроены в боевой порядок колонны, мы сидели на броне или внутри, и даже в туалет не могли отойти от брони дальше, чем на три метра. Зато, если сбивали МИГ или вертолёт, мы могли быстро выехать на место падения. Для обожжённого лётчика всё решали минуты. Часто к лётчикам успевали не мы, а моджахеды.

Падало солнце на землю, Я в тебя, милая верю, Думаю я о тебе… А ещё я думаю, Родная, Уходя от очереди вниз, Без тебя не надо даже рая, Ты меня, пожалуйста, дождись. Всё равно, дождись, дождись любя… Никогда не прибегу к обеду, И детей родишь ты без. И ещё прости меня, Родная, За не обретённую мечту.

Мы сегодня, с МИГом улетая, Сядем на красивую звезду. Я болтая в космосе ногами, Буду сверху на тебя смотреть… Сбили нас, и больно в небе тая, Нам сейчас отчаянно гореть. Мы очень уважали и уважаем вертолётчиков. Сколько раз они доставляли нас на боевые в горы. Но однажды мы их материли и называли трусами.

Раненых и убитых. Вертушки, дайте вертушки, просили. Страшной фразой прозвучало по рации: Вот тогда моё уважение к вертолётчикам сильно зашаталось. Да зачем нужны вертушки, чтоб парадным строем в безопасности по горам палить, сухпайки сбрасывать, или раненых с брони в Кабул возить? Они, по нашему, солдатскому разумению, в первую очередь должны были быть огневой поддержкой в бою для погибающих солдат.

Мы же вытаскивали их, горевших, и отбивали у моджахедов, ценою своих жизней, не жаловались, что нас убить могут. Раненых и убитых после того боя мы опять на броню сами пёрли. Вертолётчики так и не появились. Согласно законов СССР, солдаты должны были служить в армии не более двух лет. На деле, же, некоторые солдатики умудрялись переслуживать по полгода и. Я переслужил, в связи с последними боевыми на 2 месяца.

Читал воспоминания одного мемуариста штаба о том, что мы, готовившиеся уехать домой солдаты, сами вызвались пойти на эту Панджшерскую операцию, сверх службы. Если бы выбор был идти или домой ехать, остались бы повоевать единицы. Кто нас солдат спрашивал. Поставили перед фактом, развели коммунистических соплей о том, что мы опытные солдаты и нам надо заслонить собой молодой призыв. Вздохнули, выдохнули, поматерились в курилке и пошли помирать.

Помню, были у нас в роте два орла. Один бывший замкомвзвода, другой его корешок. Задержали их дембель по залёту. С коноплёй застукали, да по неуставным взаимоотношениям, молодых люто били. Один был ефрейтор, второй сержант. По семь месяцев граждане переслужили. Одного сразу зачморили наши старослужащие, припомнили все обиды. Гоняли как молодого солдата по полной, морда разбита, вечно полы моет или посуду в столовой в наряде.

Реально украл или просто повод был, еле архаровец домой свинтил. Причмаривать и его начали. Так, что как аукнулось, так и откликнулось. И льготы в военном билете им зарубили и разжаловали до рядовых. Вроде были на войне, а льгот по закону им больше никогда не положено. Но воевали эти ребята, как и.

Хотя тот, который покрепче был, всё от боевых откосить стремился. Иногда ему это удавалось. А потом наши дембеля сказали, не будешь ходить, зачморим вконец. Ходил как миленький, поддержки своего призыва у него уже не. Был на положении годка. Вроде не молодой, но и дембельских поблажек не особо.

Но эти хоть как-то домой к мамкам слиняли. Прислали к нам в роту с соседнего полка залётчиков п……. Один бывший сержант, другой бывший старший сержант. Оба бывшие замкомвзвода, оба после приказа на дембель.

Этих мы не чморили, они лично нам ничего плохого не сделали. Они у себя в полку, на точке лютовали, кого-то покалечили, где-то на боевых помародёрствовали и попались. Ходили они с нами на боевые, подвиги совершали. Надеялись на прощение от Советской власти. Молодых уже не трогали, пальцем ни прикасались. Самые дисциплинированные солдаты. Видно было, что не от хорошей жизни молодых не трогали, просто боялись, что вообще из роты в тюрьму заберут.

Ну, не трогали и уже хорошо. Хоть в нашей роте ничьих жизней не покалечили. Не дождались они прощения. Обоим по несколько лет дисбата дали. Хотя мы им всей ротой характеристику писали искреннюю и хорошую и просили не сажать. Ихние жертвы их так и не простили. Видимо сильно ребята лютовали.

На 8 месяцев любители издеваться над однополчанами провоевали больше чем положено. Ни наград, ни льгот. Чего льгот да орденов лишать. Они их честно заработали. В боях не трусили. Хотя шибко и не лезли в пекло.

Не все курки в пекло лазили, далеко не. Парень развесёлый и шебутной. Шрам во всё пузо от ранения. В спецназе ВДВ пацан служил на войне. Но ни льгот, ни ордена. Хорошо судимости не. Для нас он был боевым товарищем.

Думаю, государство наше должно реабилитировать таких ребят, вернуть им льготы и награды. Воевали же, не по штабам отсиживались. За все свои ранения лично я получил около рублей после Афгана советскими деньгами. В Афганистане получал около 20 рублей чеков в месяц, рядовой получал рублей чеков. На эти деньги надо было купить подшивку к воротничку, нитки, иголки, зубную пасту, зубную щётку, сапожную щётку, одеколон, бритву, мыло и много чего ещё.

Почему в Афганистане никогда не будет мира

Остальное тратилось в основном на сигареты с фильтром, печенье и сгущёнку. У молодых солдат деньги, как правило, отбирались старослужащими. Ранения, бои, подрывы, конопля, дизентерия, энурез, понос, дистрофия, желтуха, лихорадка, вши, голодуха, оскорбления, побои и гниющие раны от них — это были обычные будни советских солдат курков в Афганистане.

Примеры посылания солдатами советской власти и командиров, куда подальше вместе с Афганской войной. Я видел бастующие роты и батальоны, требующие нормального питания, человеческого отношения и элементарных бытовых удобств. Бани можно было не видеть по несколько месяцев.

Это было обычным делом и не удивляло. Выстроились возле палаток и потребовали баню. Несколько месяцев без бани. Сказали не пойдём воевать, пока бани не.

Комполка пришёл, потом комдив. Всё зачинщиков искали, угрожали трибуналом. Дембеля сказали, кто слабину даст, тому не жить. Но мы и так готовы были стоять за. Помыли нас всё же, спать отправили, через час подняли. Штык ножами окопы рыли, в полный профиль на плацу, в каменистой земле. От каждого командира сволочной трудовой подарок получили в отдельности.

От комдива один, от комполка второй и от комбата третий. Ротный нас не наказал, он считал, что мы правы. Издевательство и скотское отношение к курковому пушечному мясу всех видов было само собой разумеющимся делом. Отцы командиры сыпали в наш адрес такими перлами, что грузчики в портах казались перед ними маленькими скромными гимназистками. На солдатиков, ротных старшин прапорщиков, ротных капитанов, ротных замполитов и взводных лейтенантов, бившихся из последних сил, в очередном бою могли и просто забыть, и плюнуть на.

Дескать, не сами себя подорвали, а молодые курки их пристрелили. Не знаю, свечку не держал. Но подорвать себя на гранате или мине вместе с моджахедами готов был всегда любой нормальный курок.

Не так это для курка ВДВ и страшно. Ну, попал в передел, ну не сдаваться. Сам держал пару раз по несколько часов кольцо от гранаты на шомполе АКСа. И прощался с родными в мыслях без мандража. Жизнь у десантника. Попал по полной, умри достойно и прихвати с собой врагов побольше. Что пацаны Мироненко и Чепик скорее всего и сделали. Честно и по десантному. По мне, так очень хочется верить, что Мироненко и Чепик настоящие Герои. Хотя, помню в солдатской столовой их огромные, на всю стену портреты были напрочь истыканы штык ножами.

Развлекались предыдущие дембеля, швыряли штык ножи в портреты героев, на меткость. Не от большого ума. В-третьих, обращайтесь за помощью к людям со специальным образованием.

Конечно, хочется знать больше правды о нашей войне, о боях, о Героях и Командирах. Чем больше будет об этом честных воспоминаний и мемуаров, тем легче будет жить участвующим в. Исповедь всегда жизнь, совершивших зло, облегчает. А русский народ прощать покаявшихся умеет. Обмундирование у нас было драное, штопанное и застиранное до дыр.

На боевые каждый искал себе одежду и обувь сам из кучи обносок и хлама. Не найдёшь подменки, будешь воевать в своём, в чём в полку ходишь. Нового не дадут, а горы в рванину любую одёжу превращали. Такую кучу всегда вываливали на плацу при построении курков дивизии перед боевыми.

Лично я ходил в офицерском ПШ, выкинутым каким-то штабным за не надобностью.

НИКТО КРОМЕ НАС. Правда Афгана глазами солдата ВДВ. Часть 4

Меня часто путали из-за этого на боевых с офицером когда мы спускались с гор к бронено мне обычно это было на руку. Конечно, понимал, что с голубыми лампасами на галифе и в офицерском кителе я становился более сладким куском для моджахедов, но мне было всё равно, уж больно это ПШ было удобное и тёплое. Ещё мне нравился в ПШ стоячий воротник. Я себя в нём этаким белогвардейцем чувствовал.

Позже я добыл себе офицерский бушлат, который был более тёплым в горах, чем солдатский. У него и воротник был меховой, а не тряпочка хэбэшная, как на солдатском. Этот же ПШ и бушлат уже в полку давали мне возможность попасть после отбоя на кино для офицеров. Наркомания в полку процветала. Героин косил здоровье штабных солдат и солдат спецов со страшной силой. Гроб с очередным покойником ставили на плацу и вели нас в столовую на обед, заставляя смотреть наркоману в лицо.

Считалось, что это отвратит нас от наркотиков. Курки героин не употребляли, а от конопли никто не помирал, тем более коноплю курили мы только в полку. Механики-водители и операторы-наводчики курили и на броне. Ну, им в горы не ходить, чего не попыхтеть втихушку.

Штабные офицеры были очень изощрённые в своих издевательствах. Помню, целый батальон, сразу после двух месяцев беспрерывных боёв не заводя в полк, поставили в чистом поле, раздели догола, заставили наклониться и раздвинуть ягодицы.

Искали, кто чего добыл на боевых. Да что мы могли добыть. Три апельсина, кусок мыла, десяток афганей местных денег из кармана застреленного моджахеда, или поношенные китайские электронные часы. Скотам было до лампочки, что мы были с поля боя. Попы были грязные, кто-то п…. Проверяли долго, часа два. Лезли в дырявые кальсоны с жирными вшами и автоматные рожки, обнюхивали каждый лист БМД и бронежилеты.

Если бы хоть одна горячая голова дала в морду проверяющим, мы бы схватились за автоматы. Мы были на пределе. Мне в то время было одинаково плевать в кого стрелять: Для меня тогда был один авторитет, первый командир роты. Покажи он любую цель, хоть полковника, хоть генерала, хоть министра, хоть ребёнка, и цель в доли секунды уже могла не планировать свою горемыстную жизнюху.

Убил бы, не задумываясь о последствиях. Скажи ротный, что надо идти завоёвывать Пакистан, или США, пошёл бы и приказа не попросил показать. После того как ротный уехал в Союз, особых авторитетов у меня уже не. Была внутренняя задача не быть убитым, при этом не прослыть трусом, и попасть домой живым. Я отгородился в свой личный кокон, верил только в свой автомат, пару гранат и личную интуицию. И хоть, как и у всех, у меня были друзья, я был в основном одиночкой.

Нет, я не был бирюком, для меня просто на полтора году службы остановилось время. Оно стало тянуться медленно, и каждая минута хотела моей смерти. Когда я улетал в Союз, вместе с нами летело 4 солдата под охраной.

Правда о девятой роте : Афганистан : История

Их судили за мародёрство и убийства. Одного везли в дисбат, ещё одного на зону. Двоих, по слухам, везли на смертную казнь. Нас особо не интересовало, что конкретно они натворили.

Самолёт сел в какой-то дыре ещё до Ташкента, но уже в Союзе. Чего-то у него там сломалось. Мы сходили уже в наш советский кишлак и купили вина, хлеба, сигарет и консервов. Водки в кишлаке не. Мы не делали никакого различия между ними и. Они были такими же героями, как и. Просто им не повезло. Они не рискнули мешать. Они даже сняли с арестованных наручники. Рядом со мной сидящий сержант с первого батальона, снял сапог и вылил из него кровь.

У него было ранение в ногу. Жизнь странная штука, а земля очень маленькая. Сержант сейчас живёт в другой стране. Он работал в учреждении, где одним из руководителей был мой бывший ротный замполит.

Тётя сержанта живёт в соседнем со мной подъезде. По прилёту в военный аэропорт Тузель, нам в маленьком кассовом окошке одиноко стоящего дома выдали наши копейки за боевые и ранения. Кому 50, комукомукому рублей. Потом показали в темноту и сказали: Всем было по фигу на наши награды, бинты и костыли. Он поставил стул рядом со мной и сказал по-русски: Дедушку явно раздражала нехватка слов. А, может, он привык сразу стрелять.

Во всяком случае, он помрачнел: Помню, как на меня удивленно смотрели американские солдаты. Но последние четыре месяца афганская пресса раздувает настоящую кампанию ненависти против России. На первой странице новости: Зато про Америку сплошные похвалы: Вся страна с воздуха контролируется натовской авиацией и дронами.

А у России нет границ с Афганистаном. Но даже если бы через бывшие советские республики шло оружие, американцы немедленно предъявили бы доказательства, снимки со спутников.

Что касается контактов с талибами, то у кого их нет? Все западные страны их имеют. И если у вас половина населения либо принадлежит к талибам, либо связана с ними, то мир можно установить, только усадив вменяемую часть вооруженной оппозиции за стол переговоров. Собственно, так мы действовали в Чечне. Или есть газеты, спонсируемые Россией? А ведь несмотря на страшную афганскую нищету, в стране функционируют десятки частных телекомпаний и сотни газет, созданных на деньги западников. Вся их пропаганда — укол в мозг афганского народа.

Вот, мол, ваши хваленые русские, о которых вы с таким восхищением вспоминаете! Они связались с талибами и с Пакистаном, главным врагом Афганистана! И когда-то злейшим врагом СССР! И мира здесь быть не может, пока существует эта англосаксонская ловушка под названием Пакистан. Это старое русское выражение как нельзя лучше подходит ко всей истории Афганистана.

Это было ожесточенное геополитическое соперничество между Российской и Британской империями за влияние в Азии. Вот как красиво писал об этом русский генерал Лев Костенко: В е годы Россия вышла к границам Афганистана, через который англичане как раз планировали получить транспортный коридор из Британской Индии нынешние Пакистан, Индия, Бангладеш и Бирма на запад.

В полицию и армию афганцы идут что бы прокормитьсяФото: Впоследствии ни одно афганское правительство эту линию не признало. Уходя из Британской Индии уже в году, англичане сделали ставку на ее расчленение по религиозному признаку.

Так на свет появилось искусственное государство под названием Пакистан. Раздел Индии сопровождался немыслимым кровопролитием были убиты свыше миллиона! От холода женщины надевают длинные вязаные кофты под черные пальто и курткиФото: Пакистан стал миной замедленного действия, спровоцировавшей множество конфликтов и войн, и головной болью для Индии неподеленный Кашмир и для Афганистана.

Здесь базировались моджахеды, которых вскормили и вооружили против советских войск США, Саудовская Аравия и страны Персидского залива. Пакистанские спецслужбы, науськиваемые своими англосаксонскими покровителями, принимали участие в создании практически всех самых опасных террористических организаций в мире. Но как гласит восточная поговорка: Все порожденные спецслужбами монстры, окрепнув и напитавшись кровью, рано или поздно начинали войну против своих же покровителей.

И поэтому в Пакистане в государстве, обладающем ядерным оружием ежедневно льется кровь. Эту искусственную страну, где вторым государственным языком является английский, а вся элита получает американское или английское воспитание, сотрясают религиозные, национальные и племенные кровавые распри.

Афганистан отказывается признавать километровую границу с Пакистаном. Любой афганский правитель, который решится на это, - смертник. Никакая охрана его не спасет. Даже талибы в свое время не посмели, хотя полностью зависели от Пакистана.

Как вы на карте мира появились, с тех пор мы ничего хорошего от вас не видели. Белуджистан и Пуштунистан — это наши исконные территории.

То, что Англия, наш исторический враг и вредитель, навязала силой афганскому эмиру какой-то договор о границах с Индией почти лет назад, так где сейчас та Британская империя и та Британская Индия?

А государства Пакистан тогда и на свете не. Так что пусть пакистанцы возвращают наши территории. Сначала накорми человека, напои его чаем, поговори, а потом уж решай — горло ему резать или дружить.

Если вы попадаете в час дня даже в государственное учреждение, то без обеда не останетесь. Из столовой принесут лучшие блюда, красиво накроют на стол, проверят, всем ли доволен гость. Я уже пью прекрасный чай из шафрана, когда в комнату входит хозяин — генерал А.

Генерал подозрительно осматривает свой парадный кабинет и предлагает пройти в подсобку. Там за кухонным столом он вдруг говорит по-русски: Афганистан погрузился во тьму средневековьяФото: Вот только ушли отсюда, не попрощавшись. Афганцы не забыли русского предательства. Правительство Наджибуллы, который только после долгих уговоров и гарантий советского правительства согласился возглавить страну, продержалось после ухода советских войск почти четыре года. А продержалось бы и дольше, если б не подлость перестроечной элиты.

Страшное убийство Наджибуллы и его брата моджахедами, ворвавшимися в миссию ООН, где они укрывались, жестокое надругательство над их телами, навсегда останется в памяти афганского народа, так же как и его слова, что советские правители оказались предателями. В году согласно опросам 93 процента населения признали Наджибуллу лучшим правителем Афганистана. И разве это полиция? Чтобы воевать, нужна прежде всего ИДЕЯ. При президенте Наджибулле армия сражалась за идею единого Афганистана.

А сейчас люди идут в полицию от голода, потому что нечем кормить семью. Я их не осуждаю. Но с такими людьми войны с террористами не выиграешь. Ведь за Талибан стоит ISI. Аббревиатура, известная любому афганскому ребенку. ISI — орган внешней разведки и контрразведки Пакистана. Талибан контролирует больше половины страны. Чем он лучше талибов? Есть прихвостни пакистанских спецслужб, а есть патриоты, которых можно назвать национальной военно-политической оппозицией. И потом талибы официально объявили джихад игиловцам.

Когда надо, достают черный игиловскийа при смене ситуации — белый флаг Талибана. Ну, и кто они тогда? Генералу вторит министр по делам племен и границ Абдул Гафур Левал: Он сидел в Гуантанамо. Как только вернулся, приехал в Пакистан, его тут же перекрасили и сказали: И таких примеров. А я вспомнила разговор с бывшим идеологом дудаевской Ичкерии, долго скрывавшимся в Грузии от российских властей, Исламом Сайдаевым: Все арестованные английскими и американскими спецслужбами боевики рано или поздно всплывают в Ираке, Сирии, Ливии, уже с новой легендой, деньгами и героическим прошлым.

А есть талибы, которые вышли из-под контроля Пакистана, хотя и сохранили с ним связи. Вот с ними наш Совет мира ведет переговоры. Но я хочу предупредить и Иран, и Россию, которые вышли на контакт с Талибан я говорю это на основании заявлений господина Замира Кабулова, представителя Путина по Афганистану: Я допиваю дежурную чашку чая и делаю глубокий вздох, чтобы высказать все решительно, без восточных тонкостей: Но если ключ от головоломки под названием Талибан в руках у пакистанцев, разве не логично говорить не с куклой, а с кукловодом?

На губах у господина Левала появляется тонкая улыбка: Тогда у меня к вам вопрос: Они прямо хотят сказать кукловоду: Или они требуют от кукольника: Мы тоже хотим начать свою игру в Афганистане, имея в руках собственные группировки, собственных марионеток с тем, чтобы влиять на ситуацию. Что вы на это ответите? Россия, в отличие от американцев, точно не заинтересована в разжигании афганской войны. Нам жизненно необходим мир в Средней Азии.

ИГИЛ — это глобальный экспансионистский проект, Талибан — национальное движение. Из двух зол надо выбирать меньшее. Их не для того готовили, чтобы воевать в Афганистане. Эти отряды собирались вторгнуться в среднеазиатские республики, в ваше подбрюшье. Вы напрасно думаете, что талибы оставили свои планы экспансии.

Вам следовало бы общаться с законным афганским правительством, чтобы вернуть доверие общества. Каждый день Запад и американцы напоминают нашему народу, как в х годах СССР бросил нас на произвол судьбы, как вы оставили нас одних с нашими погибшими. Здесь был голод, разрушенная страна, кровопролитие. За всех солдат и офицеров, кого в Афгане называли пушечным мясом. Что — то я помню хорошо, что — то уже забыл. Я успел окончить специальное высшее учебное заведение, съездить ещё на одну войну в бывшую кавказскую советскую республику и опять в обнимку с автоматом.

Это воспоминания отдельного солдата из отдельного подразделения ВДВ и пишу я именно так, как всё виделось мне именно моими глазами, и слышалось моими ушами.

Не примете это за истину в последней инстанции. Настолько, что и сами ветераны и общество уже искренне в это верят и не хотят иных легенд и, наверное, не захотят. Могу сказать честно и искренне: Также курки десантники старались не бросать на поживу противнику убитых, раненых и оружия. Можно было лечь всей ротой из — за одного раненого или убитого. Оставить убитого или раненого сослуживца врагу, оставить врагу часть вооружения, увидеть врага и не убить его любой ценой — это считалось во время моей службы в ДРА Демократическая Республика Афганистан несмываемым позором.

Даже невозможно было представить, чтобы ротный или взводный договаривался с моджахедами о возможности беспрепятственно пройти или о ненападении друг на друга.

Это было позорищем и приравнивалось к предательству. Увидел врага, знаешь, где враг находится — уничтожь его, на то ты и десантник. С врагом никаких сделок. Так нас тогда воспитывали в полку ВДВ. Отступивших от этих правил ждало всеобщее презрение и в Афгане и на гражданке в Союзе.

Жизни такому моральному уроду не было бы до самой смерти. Потом, после моей службы, с середины войны и до конца было уже часто по другому. С моджахедами советские офицеры и командиры частей уже часто вели переговоры, с ними договаривались о ненападении, и просили не трогать наших солдат при прохождении ими определённых территорий. Для нас это было равносильно позору.

Даже сейчас во мне борются два противоречивых чувства. С одной стороны, конечно, хочется, чтобы как можно больше ребят остались живыми. С другой стороны, мы же присягу давали: Возможно было не везде, но с пару — тройку раз мы гордо ходили в атаку на духов именно прямо, на зависть засевшим за камнями остальным родам войск, засучив рукава и выпятив грудь в тельнике.

Последний раз такая смелость демонстрировалась нами на Панджшере. Зажали там ребят крепко. Трусами они не были, но нужен был психологический перелом. А нам перебежками и нагнувшись двигаться влом было, да и устали. Ну и тридцати секундная речь Командира по рации, что надежда только на. Шли в тельняшках, сняв куртки ХэБчиков и опустив по пояс комбезы, без РД, с автоматами на перевес.

На нас смотрели с надеждой и восторгом. Моджахеды драпанули словно зайцы, разве, что не верещали. А как мы — то собой упивались. ВДВ смерти не боится. Идём в полный рост, стреляем. Ну и ребятам помогли, и кусок Панджшера чесанули. Жара, солнце, речка горная бурлит, зелень лезет и мы, красавцы буром прём. Когда перед лицом мне отчертили, В далёком небе, сапогом черту, Которые тень ужаса слепили, Из душ, склонившихся на тщетную мечту. Я видел ветер, я смотрел сквозь тишину.

И так хотелось мне тебя над ней увидеть. Я выпил досыта проклятую войну. Я научился ждать и ненавидеть.